Свобода — очень сложная материя , достигаемая долгими упражнениями » | Статьи | Известия

Свобода — очень сложная материя , достигаемая долгими упражнениями » | Статьи | Известия Любовь
ненависть это и есть любовь ненормальный

«Свобода — очень сложная материя , достигаемая долгими упражнениями »

Свобода — очень сложная материя , достигаемая долгими упражнениями » | Статьи | Известия

Ни у одного подростка нет проблем. Они совершенно нормальные, самодостаточные, уравновешенные люди, которые хотят, чтобы все вокруг делали то, что хотят они. Но так же поступают и взрослые, считает Евгений Стычкин. Он считает, что люди могут причинять друг другу боль, когда любят друг друга, но не знают, как в этом признаться. Актер побеседовал с «Известиями» после своего режиссерского дебюта, сериала «Контакт», и накануне премьеры сериала «Вне себя», в котором он сыграл главную роль.

«Только всеобъемлющая всепрощающая любовь, остальное приложится»

— За свою внебродвейскую роль он был признан лучшим актером на фестивале «Пилот». Вам пришлось долго ждать признания?

— Моя актерская судьба бросала меня то туда, то сюда. Большую часть времени мне приходилось много работать. Некоторые вещи, которые я делал, проскальзывали сквозь трещины и не попадали на экран. Я не из тех, кто балуется вниманием. Это просто… долгий Пошаговый процесс.

— В фильме «Вне себя» вы играете человека, которому приходится расследовать свое прошлое. Ваш герой — успешный инвестор. Но является ли он на самом деле ненормальным?

— Нормальность — это очень изменчивое понятие, которое зависит от того, каковы наши индивидуальные стандарты. Мой главный герой — очень страстный человек и борется между многими факторами: мужским и женским, любовью и ненавистью, страхом и безрассудством. Он очень хочет встретить своего ребенка и охотно верит во все. Фильм ‘Вне себя’ отражает относительность реальности.

-В своем режиссерском дебюте «Контакт» вы решили сосредоточиться на отношениях отца и сына в век социальных сетей. Почему вас заинтересовали трудные подростки?

— Это была счастливая случайность. Друг продюсера, Александра Ремизова, предложил мне взяться за этот фильм, и я взялся. Мне кажется, Саша понимала, что эта проблема очень понятна, не то что мне близка.

Кстати, в моем фильме нет ни одного реального подростка с проблемами. Это совершенно нормальные, независимые, полноценные люди. Они хотели бы, чтобы мир был создан в соответствии с их представлениями о прекрасном и чтобы все вокруг делали то, что они хотят. Мы, взрослые, тоже этого хотим. Мы думаем, что мы правы. Мы знаем, что нужно подросткам, и им тяжело. Но на самом деле мы их не понимаем. Однако они другие.

Свобода — очень сложная материя , достигаемая долгими упражнениями » | Статьи | Известия

Образы извне нас самих.
Фото: пресс-служба Евгения Стичкина.

-Они делают все, что хотят. Разве это не эгоизм? Если вы помните свою школу, вам редко разрешали разговаривать с учителями так, как показано в сериале, не говоря уже о том, чтобы оскорблять учителей перед всем классом.

— Я не это имела в виду. Когда мы запираем детей внутри, они начинают реагировать, сопротивляться и искать возможности причинить нам боль.

— Вы выросли за кулисами Большого театра. Ваша мама — балерина Ксения Рябинкина. Как он вас воспитывал?

— У него было не так много свободного времени. Но если оно у него появлялось, он посвящал его мне. Мама меня очень любила.

— Вы говорили о любви, но мне показалось, что ваш фильм о ненависти. У персонажей проблемы, потому что их не любят. Вы не согласны.

— Я не согласен. Фильм о любви, о том, как люди любят друг друга, но не знают, как об этом сказать. Главный герой, Павел Майков, находится на грани самоотречения и любит свою дочь. И что же он делает? Он обманывает ее и манипулирует ею всеми возможными способами. То же самое происходит и с его дочерью. Она хочет, прежде всего, чтобы ее любил отец. Тогда она оскорбляет его и показывает ему: «Я независима. Я такая же сильная и жесткая. Поэтому ты должен понимать меня и любить». Но эти инструменты не работают в отношениях.

— Помните, когда я был студентом?

— К моему удивлению, я хорошо это помню. В моей школе все было очень строго, и невозможно было вести классные дискуссии с учителями или одноклассниками.

Свобода — очень сложная материя , достигаемая долгими упражнениями » | Статьи | Известия

Фото: Слава Новиков.

— Может быть, проблема в том, что сегодня этой строгости нет?

— Когда мои родители ходили в школу, у власти был Сталин. Если вам нужно такое, то, конечно, нужно идти в противоположном направлении. Много свободы. сложная материя , она достигается долгими упражнениями . Поколение, которое к этому не привыкло — поколение, которое сажали и казнили за то, что оно высказывалось и мыслило вслух, — остро осознает нынешнюю ситуацию. Но там, где многие из них выросли. свободу Они воспринимают это как возможность думать и видеть вещи по-своему, а не как то, за что можно дать кому-то по зубам или сказать учителю, чтобы он отвалил.

-Вы говорите как психолог. Эти специалисты советуют вам помочь детям выразить себя и найти себя. А как насчет роли родителей как советчиков? Должны ли они направлять своих детей?

— Да, конечно, родители «наркотики — это неприемлемо. Лень, ложь, болезни — это плохо. Но мужество — это хорошо. В этом смысле родители должны быть лидерами. Но чем это заканчивается? Вы хотите, чтобы мой ребенок был футболистом или шахматистом, который не может быть самим собой? — Я не думаю, что это можно применить без последствий. Целые поколения перешли на компьютеры и другие головы.

И даже если ребенок вступает в спор, он выигрывает — потому что готов на все. Это каждый раз повышает ставки. Лучше отпустить. И только тоталитарная, всепрощающая любовь может удержать его рядом с нами. Остальное придет вместе с ним.

«Сотрудники Тимирязевки поверили, что мы не дебилы»

— Павел Майков, играющий отца в «Контакте», — очень дорогой удар по картине. Были ли другие кандидаты на главную роль?

— Маков в этой роли — большое удовольствие для меня. Сначала у меня были вопросы к продюсерам. Они хотели провести пробы. И я попробовал около 30 человек, 10 из которых были уважаемыми и отличными актерами. Но Паша был более точен. Вообще, кинопроизводство — это как пазл, и Миков идеально вписался в нашу историю. Его возраст, его сексуальность, его психофизика — все сочеталось в нем. Кроме того, он профессионально подготовлен и обучен отличной работе. Мы надеемся, что роль Глеба Барнашова откроет новые горизонты, он уже большой и признанный артист».

Свобода — очень сложная материя , достигаемая долгими упражнениями » | Статьи | Известия

Снимок из серии «Контакты».
Фото: пресс-служба Евгения Стичкина.

— Юмор придает шарм характеру Майкова. Он шутит с серьезным лицом — и от этого шутки становятся еще смешнее. Актеры импровизируют за тарелкой или есть сценарий?

— Половина шуток была написана, остальные придумывались во время съемок. Вы можете увидеть жизнь глазами Тарковского или как Чарли Чаплин. И одна и та же ситуация выглядит совершенно по-разному. Даже в большинстве сложных ситуациях, люди никогда не теряют чувства юмора. А иногда, сидя настороже, они падают со стульев от смеха. Жизнь полна иронии.

— Вы проделали большую работу с музыкой в спектакле; песня Depeche Mode сопровождает молодого героя, сопровождает отца и песня Моргенштерна. Как вы решили вопрос с правами на музыку?

— Действительно, у нас не могло быть дорогой музыки. Более того, только Depeche Mode в три раза превышали весь бюджет музыкального фильма. Тем не менее, я убедил продюсеров рассмотреть возможность покупки этих фильмов. Они заработали дополнительные деньги, и я им очень благодарен.

— Были ли у вас проблемы с Моргенштерном?

— С Моргенштерном всегда можно договориться. Вы можете связаться с любым из художников любым способом. Если они это видят, что материал клевый, артисты известные с ними гораздо легче разговаривать. А денежный вопрос — это формальность.

— Почему министерство по делам несовершеннолетних в вашем фильме находится на книжном складе, а не в полицейском участке?

— Большая часть сюжета разворачивается в детском отделении полиции. Я не мог снимать эту депрессивную почву в кошмарном месте. Поэтому я предложил идею, что всех переведут на время ремонта. Но здесь; нужно было муниципальное здание, в котором на полгода можно было бы разместить настоящую полицию. Предлагались и детский сад, и кино, но я выбрал закладку Тимирязевской академии. Необходимо было завершить диалог между Майковым и Алексеем Аграновичем. Он объяснил, что во время ремонта здания милиции детское отделение вместе с книжным складом перевели в подвал.

Свобода — очень сложная материя , достигаемая долгими упражнениями » | Статьи | Известия

Фото: Слава Новиков.

— Как сотрудники Тимирязевской академии отнеслись к киносеминарам?

— Я люблю книги, отношусь к ним с большим ужасом, поэтому мы сначала договорились, что будем очень чутко относиться к тому, что нас окружает. И, видя это, служители расслабились на второй день съемок. Они поверили, что мы не дураки.

«Работать артистом — очень весело и безответственно»

— Удовлетворили ли вы свои режиссерские амбиции? Проявляли ли вы аппетит и планировали ли что-то еще?

— Когда я закончил съемки фильма «Контакт», я решил сделать перерыв. В конце концов, у меня тоже есть свои лицемерные амбиции. Но именно так все и произошло — и Саша Ремизова сделала это снова! — Мне предложили сняться в замечательном фильме и сложный ‘Пациент Зеро’. История основана на реальных фактах: в 1988 году, когда в нашей стране официально не было СПИДа, в Элистинской демократической больнице им заразились 75 детей.

— У вашего фильма есть и социальная миссия?

— Конечно. Пока вы находитесь в центре внимания, люди будут слушать то, что вы хотите сказать. Но если я работаю над фильмом о ВИЧ, я, конечно, не считаю себя медицинским работником. Если я снимаю фильм о воспитании детей, я не педагог. И все же — чем лучше и точнее я рассказываю историю, чем увлекательнее сюжет, чем больше герои влюбляются друг в друга, тем больше воспитательный эффект фильма в обществе.

— Какие у вас планы на будущее?

— У меня нет никаких долгосрочных планов. Я думаю, что имеет смысл работать как актер. Потому что это очень весело и безответственно. Снег — хорошо, солнце светит — хорошо. Все опаздывают, машина не едет — ну, что делать. Я сижу в своем вагончике, пью чай и читаю книгу. В конце концов, актеры получают в пять раз больше присмотра. А у меня много детей, поэтому мне нужно зарабатывать дополнительные деньги.

Свобода — очень сложная материя , достигаемая долгими упражнениями » | Статьи | Известия

Диана Вишнева и Евгений Стычкин на репетиции после премьеры спектакля в левом заднике в Театре Наций.

Фото: Риа Новости/Владимир Федоренко.

— Вас собираются назвать Голливудом актеров?

— Есть несколько западных проектов, один из которых находится в Греции. Но чтобы переехать в Голливуд, нужно этим заниматься. И иногда я не совсем активен. Некоторые мои коллеги сейчас работают с голливудскими постановками. Я бы тоже мог этим заняться, тем более что мой английский достаточно хорош.

— Недавно в Музее Москвы состоялась премьера интерпретации Дмитрием Храмовым неожиданной роли Сталина в фильме «2. Чаплин и Майклз». Достаточно ли работы в театре?

— Сегодня, при всех жестких экспериментах в кино, я почти полностью забросил театр. Я играю в трех спектаклях в месяц, а играю только в двух.

— Вы скучаете по сцене?

— И по сцене, и по театру. Но прежде всего я скучаю по зрителю и по непосредственному контакту с ним. Зрители дают мне самые лучшие ставки. И я могу многое с ним сделать.

Евгений Стычкин — актер и режиссер. Родился 10 июня 1974 года в Москве. Окончил ВГИК, учился у Армена Джигарханяна и Альберта Филозова. Дебютировал в кино в 1993 году в фильме «Бечка»; в 1995 году стал актером Театра Луны; в 2000 году получил премию «Гларос» за роль Чаплина в проекте «Чарли Ча»; в 2002 году стал лауреатом премии «Вива Приз за лучшую мужскую роль за роль в фильме «Апрель» на кинофестивале «Российское кино». Работал в Театре Терезы Доровой, Театре Моссовета, Театре Вахтангова и Театре Эстрады. Снялся более чем в 100 фильмах, среди которых «День выборов», «Белая гвардия», «Белая гвардия, опаленная солнцем», «Одержимость», «Ленинград», «Первый круг» и др. В 2008 году был удостоен премии «Триумф», которая была вручена ему в номинации «Лучший актер кинофестиваля».

Оцените статью